Персоналии - Биографическая справка : Прасолов Алексей Тимофеевич
 
Литературная карта
Карта сайта На главную Обратная связь

Персоналии

Прасолов Алексей Тимофеевич

1930 - 1972


    Иосиф Бродский очень метко выразил суть поэзии как «перевода метафизических истин на земной язык». Это определение как нельзя лучше подходит к творчеству Алексея Прасолова. В учебниках по истории русской литературы XX в. редко встретишь упоминание об его поэзии. Стихи нашего земляка нельзя читать между делом, для отдыха и развлечения. Их нужно пережить. Он сам чувствовал своё призвание в продолжении «поэзии мысли», имевшей в русской литературе богатую традицию, представленную именами Е. Боратынского, А. Фета, Ф. Тютчева. Творчество поэта принадлежит к так называемой философской лирике. В лучших его стихах всегда ощущается первородная связь с миром – от небесного зенита до земных глубин. Прасолову принадлежат слова: «У человека нужно время от времени отнимать лишнее, приводя к основам существования. Иначе он загниёт изнутри от излишества мира и перестанет чувствовать его цену». Наследие Прасолова невелико по объёму: четыре прижизненных книги стихов, повесть «Жестокие глаголы», рассказы, очерки, статьи и рецензии, письма, газетная публицистика.
 
А.Прасолов. Конец 1950-х
    Алексей Тимофеевич Прасолов родился 13 октября 1930 г. в селе Ивановка Михайловского (ныне Кантемировского района Воронежской области) в крестьянской семье. По уточнённым данным краеведа из Россоши П. Е. Болотова, местом рождения поэта следует считать хутор Чмырь Ивановского сельсовета. Вырос в селе Морозовка под Россошью. Его отец Тимофей Григорьевич Прасолов в 1931 г. был призван в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Домой он не вернулся и остался на сверхсрочной службе. Мать Вера Ивановна вышла замуж за односельчанина Сергея Ивановича Гринёва. В отроческие годы поэта по его родным местам и по его собственной жизни всей своей страшной тяжестью прокатилась война. В годы войны отец погиб, отчим пропал без вести. В 1938 г. Алексей пошёл в первый класс Морозовской средней школы-семилетки, окончил её в 1946 г. В следующем году поступил в Россошанское педагогическое училище. Стихи начал публиковать с 1949 г. в россошанской районной газете «Заря Коммуны». По окончании училища в 1951 г. преподавал в школе, занимался газетной работой.
    Жизнь его становится сплошным кочевьем, с 1951 по 1970 гг. он сменил 23 рабочих места, побывав дважды в заключении. После окончания Россошанского педагогического училища с 15 августа 1951 г. по 26 июля 1952 г. Прасолов учительствовал в Первомайской семилетней школе, до конца 1952 г. – в Шекаловской школе (ныне Россошанский район). С 5 февраля 1953 г. по 1 сентября 1955 г. был корректором в областной молодёжной газете «Молодой коммунар» и жил в Воронеже. С 1 сентября 1955 г. по 1 июля 1958 г. работал в районной газете Россоши «Ленинская искра». С 25 июля по 10 октября 1958 г. – в новокалитвянской районной газете «Красное знамя». С 15 октября 1958 г. по 26 мая 1959 г. – снова в россошанской газете; с 31 октября по 29 декабря 1959 г. – в ровеньской районной газете «За коллективный труд» (ныне Белгородской области); затем до 16 января 1961 г. – в петропавловской районной газете «Под знаменем Ленина». С 17 января 1961 г. по 24 мая 1962 г. находился в местах заключения, был освобождён досрочно. До 25 июня 1962 г. работал в аннинской межрайонной газете «Ленинец». С 26 июня 1962 г. по 11 августа 1964 г. снова находился в местах заключения. Освобождён благодаря вмешательству поэта А. Т. Твардовского.
    С 16 сентября по 27 октября 1964 г. работал в Воронежском музыкальном театре (рабочим сцены). С 20 ноября 1964 г. по 26 февраля 1965 г. был завхозом Россошанского Дома культуры. С 1 июня 1965 г. по 9 марта 1966 г. – сотрудник репьёвской районной газеты «Ленинское слово». С 20 января по 25 марта 1967 г. – в Кантемировской районной газете «Знамя коммунизма». С 5 июня 1967 г. по 12 июня 1968 г. в россошанской районной газете «За изобилие». С 28 февраля по 15 мая 1969 г. – в терновской районной газете «Красное знамя»; с 1 сентября 1969 г. по 27 мая 1971 г. – в хохольской районной газете «За коммунистический труд». С 28 мая 1971 г. и до последнего дня – 2 февраля 1972 г. – находился на профессиональном положении как член Союза писателей СССР. 
    Писать стихи Алексей Прасолов начал рано. Первым оценил его поэтическую одарённость ещё в 1949 г. тогдашний редактор россошанской районной газеты «Заря коммунизма» Б. И. Стукалин. По его инициативе юношеские стихи Прасолова публиковались сначала в россошанской районке, а затем в воронежской газете «Молодой коммунар». Трагический зигзаг, связанный с пребыванием в заключении в 1961–1964 гг., наложил свой отпечаток на всю судьбу поэта. От этого тюремного опыта ему, по-видимому, оправиться не удалось. О том, какую роль в «открытии» поэта сыграла начинающий тогда литературовед Инна Ростовцева, Прасолов пишет в письме поэту М. Шевченко: «Она приехала ко мне в колонию. Уезжая, взяла большую стопку стихов. Вернулась она в Москву и – к Трифоновичу [Твардовскому]. Поведала ему о моей судьбине. Тот при ней отобрал десяток стихотворений и направил их в набор. Свежаком… Ну, а дальше? Дальше, вынул меня оттуда, спасибо ему». (Стихи поэта были опубликованы А. Т. Твардовским в августовском номере «Нового мира» в 1964 г.). Через два года в Москве в издательстве «Молодая гвардия» выходит небольшой сборник «Лирика» (1966). Но журнальная публикация и книжка остались практически незамеченными. Последующие сборники Прасолова смогли появиться в более скромном оформлении и меньшими тиражами лишь в Воронеже («День и ночь», 1966; «Земля и зенит», 1968; «Во имя твоё», 1971; «Осенний свет», 1976). 
 
А. В. Жигулин, В. В. Семёнов,  А.Т.Прасолов. 1966 г.
    Более «профессиональным» поэтом Алексей Прасолов смог сделаться лишь в последние годы жизни. Он занимал различные должности (начиная с корректора), а также печатал очерки, рассказы, фельетоны во многих городских и сельских газетах Воронежской области. Казалось, что он порой намеренно хотел выбиться за рамки общепринятого, переступать нормы, нарушать правила, чтобы испытать что-то необычное и острое, заглянуть «за край»… «Страна – инкубатор, – негодовал он. – Нивелировка сплошная. Отсюда и безликость всего, что создаётся, ибо мы – порождение этой же безликой массы. Духовных исканий нет, ибо нет духовной жизни, единого дыхания человеческой веры», – писал он В. И. Белокрылову в феврале 1970 г. 
    Как человек максимальных требований к жизни и к себе, поэт постоянно оказывался на грани, на гибельной черте. 12 февраля 1972 г. Прасолов покончил собой. Настоящая известность пришла к поэту посмертно. Только спустя шесть лет после смерти, в Москве вышел наиболее полный к тому времени сборник «Стихотворения» (1978).
    Художественный смысл поэзии Алексея Прасолова сложен и богат. Поэт видел своё призвание в продолжении великих классических традиций русской лирики. Исследователи по тематике выделяют в лирике Прасолова стихи о природе, любовную лирику, бытовую лирику, стихи о мире техники, о вопросах художественного творчества, посвящённые воспоминаниям о войне и на разные другие темы. Прасолов обращался к миру словом высоким, торжественным, нередко архаичным. Ключевые слова его поэзии – «вечность, мирозданье, вещий, небеса, высь, незабвенный, тьма, свет» и т. д. Общие категории бытия у него одомашнены и опредмечены: рассвет «работает», мрак «ходит на лапах», вселенная «имеет своё лицо». Поэту необходимо было уйти от простоты и песенности, от бытового и газетного словесного антуража, найти стиль, отвечающий теме. В его стихотворениях предпринята одна из самых смелых попыток вернуть поэзии высокий, выдержанный философский язык. 
    Он старается избегать дидактических рассуждений. Яркая метафора, зримая и конкретная образность – важнейшие признаки его поэтики: «Схватил мороз рисунок пены, / Река легла к моим ногам – / Оледенелое стремленье, / Прикованное к берегам» или «Я хочу, чтобы ты увидала: / За горой вдалеке, на краю / Солнце сплющилось, как от удара / О вечернюю землю мою». Обращение к прошлому, к трагическим моментам нашей истории помогало преодолевать косность, бессобытийность настоящего. Не случайно у него так много стихов о войне. Там человек живёт на пределе испытаний, там беспредельно пространство страданий. Личный опыт военного времени наложил отпечаток на всю личность Прасолова. В детстве он оказался на захваченной фашистами территории и стал свидетелем зверского надругательства немецкого офицера над матерью. Расколотый войною мир явился истоком его контрастного, чёрно-белого мышления. «Восторженность жизни и золотая её полнота, – признаётся Прасолов, – это никогда не приходило ко мне ни в жизни, ни в стихах…Отчего, не знаю, но изломы мне были ближе ровных линий». Мыслью о разорванности мира проникнута значительная часть его творчества. Свергнув высшую красоту, обрели безобразие. «Мне кажется, сама земля не хочет / Законов, утвердившихся на ней: / Её томит неотвратимость ночи / В коротких судьбах всех её детей».
    Человек и природа большая тема поэзии Прасолова. Трагически переживается поэтом наступление «машинной» цивилизации на природный мир: «Не оживив ни луг, ни поле, / Здесь устроители земли / По знаку неразумной воли / Всеосушающе – прошли. / И пятерни корней обвисли / У вербы на краю беды, / И как извилина без мысли – / Речное русло без воды». Его строки о дожде как об обновляющей и оживляющей субстанции будят самые разнообразные ассоциации: «Налёт каменеющей пыли – / Осадок пройдённого дня – / Дождинки стремительно смыли / С дороги моей и с меня». Лирический герой становится неотъемлемой частью прасоловского космоса, а поэзия преисполнена символических намёков. Дерево втягивает человека в круговорот природы: «В объятьях сосен я исколот. / Я каждой лапу бы пожал. / И красоты кристальный холод / По жилам гонит алый жар». В то же время Прасолов – редкий мастер индустриального пейзажа, в котором соединилось природное рукотворное: и кружево мостов, и наклон травинки, и рёв самолёта, и пенье крохотной птахи. Мысль поэта смело смыкает архаику и современность. Прасоловские пейзажи далеки от идиллии и благодушия. Напротив, мир в его стихах остаётся тревожным и грозным, а человек беззащитным перед слепыми силами стихий. Прасолов даёт своему времени полные драматизма определения: «безумье сил и скоростей», «отчаянные измеренья», «разгул шума», «беда», «бездна»… 
     
 
А. Т. Прасолов с женой Р. В. Андреевой.
Хохол, 1970
А. Прасолов почти не пишет стихотворений о громких, исторических событиях, пытаясь дать голос музыке недр и небес. Отсюда его почти полное пренебрежение к политике, к локальному ландшафту, к хозяйственным заботам. Слово его упрямо рвётся ко всеобщему, всечеловеческому: «Окруженье всё туже, / Но душа не страшись: / Смерть живая – не ужас, / Ужас – мёртвая жизнь». Поэт остаётся верным стиху, возникающему не столько из фактов, сколько из напряжённого раздумья. Материалом же для таких раздумий являются жизненные наблюдения, сама проза жизни. Память о детстве, доме и матери всё чаще настигает в холодных далях космоса и зовёт к «милым пределам». Коснувшись небесного свода, он спешит назад – рассказывать о том, что дорого и мило человеку. Многие стихотворения – это и некая модель мира и одновременно пульсирующий кровью и плотью образ («По щербинам врубленных ступеней»).

«Мирозданье сжато берегами
И в него, темна и тяжела,
Погружаясь чуткими ногами,
Лошадь одинокая вошла...»

    Крупная форма не характерна для Прасолова. Однако у него есть несколько произведений, которые можно назвать «маленькими поэмами».

 «– Я прокляла тебя. Тройным проклятьем.
За что – пусть знаем только мы вдвоём.
– Благодарю. Порой мы больше платим,
Когда прощают, чтоб проклясть – потом...»
(«Дом беды»)

    Прасолов не игнорирует быт, он любит его краски, его формы, но природа его дарования в выражении самого чувства. Достигнув зрелости, Алексей Прасолов писал почти исключительно сжатые, лаконичные стихи объёмом в 12–20, реже 24–28 строк. Пусть с количественной точки зрения он создал немного, но в своей лирике он стремился обнажить живую, обнажённую русскую душу.
Прасолов был многообещающим художником, успевшим литературно «высказаться» лишь отчасти. Однако и то, что он успел сделать, обеспечивает ему заметное место в русской поэзии XX в.

 
Портрет А. Т. Прасолова. Художник С. С. Косенков
«Итак, с рождения вошло –
Мир в ощущении расколот:
От тела матери – тепло,
От рук отца бездомный холод.
Кричу, не помнящий себя,
Меж двух начал, сурово слитых.
Что ж, разворачивай, судьба,
Новорождённой жизни свиток!
И прежде всех земных забот
Ты выставь письмена косые
Своей рукой корявой – год
И имя родины – Россия»

    Значительную роль в творческой судьбе А. Т. Прасолова сыграли Б. И. Стукалин, A. Т. Твардовский, В. А. Кораблинов, М. П. Шевченко. Среди исследователей творчества Прасолова известные российские литературоведы В. Гусев, В. И. Кожинов, И. И. Ростовцева, воронежские учёные А. М. Абрамов, В. М. Акаткин, В. П. Скобелев, И. С. Чернышёва и др. 
    Стихи памяти Прасолову посвятили воронежские поэты А. Абрамов, В. Будаков, А. Нестругин, В. Шуваев и др. Сборники поэзии Прасолова иллюстрировали художники А. А. Ворошилина, С. С. Косенков, А. П. Ходюк, В. П. Черникин. Графические портреты поэта выполнены воронежскими художниками А. П. Ходюком и М. Ф. Ахуновым. Портрет Прасолова, написанный заслуженным художником РСФСР М. Ф. Ахуновым хранится в воронежской библиотеке № 19. Среди любимых композиторов Прасолова – Бетховен. 

 
Портрет А. Прасолова художника
А. Ходюка
    Имя поэта Алексея Тимофеевича Прасолова присвоено библиотеке № 19 г. Воронежа (2000) и межпоселенческой библиотеке г. Россоши Воронежской области (2010). В день памяти и рождения поэта в данных библиотеках устраиваются ежегодные Прасоловские чтения. В связи с 80-летием со дня рождения поэта в Россошанском районе 2010-й год был объявлен Годом Алексея Прасолова. 25 февраля 2010 г. состоялось торжественное открытие Года, в котором приняла участие делегация воронежских писателей (В. Будаков, А. Жидких, Е. Новичихин, Г. Умывакина, В. Чекиров). На здании центральной библиотеки Россоши установлен памятный знак поэту (2011). 
    Мемориальные доски поэту установлены в Воронеже, Россоши. Имя Прасолова носит одна из улиц Воронежа в Коминтерновском районе. 
    В Воронежской области много мест, связанных с именем поэта и отражённых в его поэзии. 
    В воронежском издательстве «Центр духовного возрождения Чернозёмного края» в 2000, 2005, 2010 годах изданы сборники стихотворений, поэм, писем поэта, проиллюстрированных воронежскими художниками.
    Память о поэте Прасолове Алексее Тимофеевиче жива на его родной воронежской земле. 

Литература

• Прасолов А. Т. День и ночь : стихи / А. Т. Прасолов ; ред.: В. И. Гусев, Л. П. Бахарева. – Воронеж : Центр.-Чернозём. кн. изд-во, 1966. – 88 с.
• Прасолов А. Т. Земля и зенит : стихи / А. Т. Прасолов. – Воронеж: Центр.-Чернозём. кн. изд-во, 1968. – 72 с.
• Прасолов А. Т. Во имя твое : стихи / А. Т. Прасолов. – Воронеж: Центр.-Чернозём. кн. изд-во, 1971. – 120 с.
• Прасолов А. Т. Осенний свет : стихи / А. Т. Прасолов ; предисл. В. Скобелева. – Воронеж: Центр.-Чернозём. кн. изд-во, 1976. – 132 с.
• Прасолов А. Т. Стихотворения / А. Т. Прасолов ; сост., вступ. ст. В. В. Кожинова. – Москва : Сов. Россия, 1978. – 192 с.
• Прасолов А. Т. Стихотворения / А. Т. Прасолов ; сост.: В. Кожинов, И. Ростовцева ; вступ. ст. В. Кожинова. – Москва : Сов. Россия, 1983. – 160 с.
• Прасолов А. Т. Стихотворения. Поэмы. Повесть. Статьи. Письма / А. Т. Прасолов ; сост. Р. В. Андреева-Прасолова ; послеслов. А. М. Абрамова ; ред. В. В. Будаков. – Воронеж : Центр.-Чернозём. кн. изд-во, 1984. – 382 с.
• Прасолов А. Т. Стихотворения / А. Т. Прасолов. – Москва : Современник, 1985. – 239 с.
• Прасолов А. Т. «И душу я несу сквозь годы...» : [Стихотворения. Проза. Дневники. Письма] / А. Т. Прасолов ; сост. Р. В. Андреева-Прасолова ; послеслов. В. М. Акаткина. – Воронеж : Центр духов. возрождения Чернозём. края, 2000. – 560 с. : ил.
• Прасолов А. Т. Я встретил ночь твою : роман в письмах / А. Т. Прасолов ; сост., авт. вступ. ст. и примеч. И. Ростовцевой. – Москва : Хроникер, 2003. – 591 с.
• Прасолов А. Т. На грани тьмы и света / А. Т. Прасолов ; сост. Р. В. Андреева-Прасолова ; предисл. В. М. Акаткина. – Воронеж : Центр духов. возрождения Чернозём. края, 2005. – 240 с.
• Прасолов А. Т. Избранное. Стихотворения. Поэмы. Проза. Дневники / А. Т. Прасолов ; вступ. ст. и сост. В. М. Акаткин. – Воронеж : Центр духов. возрождения Чернозём. края, 2010. – 432 с.

***

• Ростовцева И. Алексей Прасолов – в письмах : о переписке с поэтом // Литературная учёба. – 1978. – № 1. – С. 220–234.
• Абрамов А. М. Земля и небо Алексея Прасолова // Прасолов А. Т. Стихотворения. Поэмы. Повесть. Статьи. Письма. – Воронеж, 1984. – С. 353–374.
• Шевченко М. Ищу выход // Избранное / М. Шевченко. – Москва, 1990. – С. 415–465.
• Акаткин В. М. Новая модель мира в лирике Алексея Прасолова // Материалы юбилейной конференции, посвящённой 60-летию филологического факультета ВГУ. – Вып. 2: Литературоведение. – Воронеж, 2004. – С. 180–186.
• Будаков В. В. Одинокое сердце поэта / В. В. Будаков. – Воронеж : Центр духов. возрождения Чернозём. края, 2005. – 224 с.
• Чернышева И. С. Мироздание Алексея Прасолова / И. С. Чернышева ; науч. ред., авт. вступ. ст. В. М. Акаткин. – Воронеж : Центр духов. возрождения Чернозём. края, 2007. – 208 с. – Библиогр.: с. 197–206.
• Слобожанская тетрадь : альманах / [авт.-сост.: Т. П. Чалая, П. Д. Чалый]. – Воронеж ; Россошь: Воронеж. обл. тип. – изд-во им. Е. А. Болховитинова, 2010. – Вып. 3: [Алексей Прасолов: «Земля моя, Я весь – отсюда»]. – 240 с.
• Бутов Р. Н. Истоки философской лирики : ранние стихи Алексея Прасолова // Инновационные процессы в лингводидактике: сб. науч. трудов / ВГТУ. – Воронеж, 2012. – Вып. 10. – С. 106–112.
• Новичихин Е. Г. Встречи с Алексеем Прасоловым // Былого лики и черты: Воспоминания. Очерки и путевые заметки. Публицистика / Е. Г. Новичихин. – Воронеж, 2012. – С. 40–45.
• Ростовцева И. «Долг порядка религиозного» // Литературная учёба. – 2013. – № 6. – С. 4–13.

• Коденцева С. С. «На грани тьмы и света...» : поэтическая стратегия А. Прасолова // Вестник Воронежского Государственного университета. Серия: Филология. Журналистика. – 2014. – № 3. – С. 26–29.