Литературная карта
Карта сайта На главную Обратная связь

Персоналии

Эйхенбаум Борис Михайлович

1886 - 1959


    Борис Михайлович Эйхенбаум (10(22).09.1886–24.11.1959), историк и теоретик литературы, критик, выдающийся филолог. Он оставил яркий след в истории отечественного литературоведения, его труды вошли в золотой фонд мировой научной мысли.
    Воронежцы горды тем, что в их городе этот замечательный деятель культуры вырос и духовно сформировался. 
    Он родился в 1886 г. в уездном городе Красном Смоленской губернии. С датой его рождения связаны неточности: в «Краткой литературной энциклопедии» указано, что он родился 4(16)09.1886 г., но благодаря дополнительным изысканиям воронежского историка А. Н. Акиньшина было установлено, что подлинной датой рождения Б. Эйхенбаума следует считать 10(22 – по новому стилю) сентября. Её подтверждают формулярный список отца, набросок автобиографии самого Эйхенбаума, метрическая книга Соборной церкви города Красного. 
 
 М. Я. Эйхенбаум с женой и детьми
    История семьи Эйхенбаумов по-своему уникальна. Эйхенбаум в переводе с немецкого означает «дубовое дерево». Дед Бориса Михайловича, Яков Эйхенбаум (Гельбер) был просветителем, педагогом и поэтом, служил инспектором Житомирского раввинского училища и сумел своим сыновьям дать высшее образование. Один из них, отец Б. Эйхенбаума, Михаил Яковлевич (1853–1917) крестился и перешёл в православие. В 1880 г. он окончил Петербургскую медико-хирургическую академию и служил земским врачом в различных уездах России. 22 октября 1880 г. М. Я. Эйхенбаум венчался в Преображенском соборе г. Тихвина Петербургской губернии с Надеждой Дормидонтовной Глотовой, дочерью адмирала, выпускницей врачебных курсов при Николаевском военном госпитале (Петербург). У Михаила и Надежды Эйхенбаум было два сына – Всеволод и Борис. Всеволод родился в 1882 г., а Борис был младше его на четыре года. 
    В октябре 1890 г. семья Эйхенбаумов переехала в Воронежскую губернию. Михаил Яковлевич Эйхенбаум перешёл на государственную службу и получил назначение на должность уездного врача в город Землянск. С 1891 г. он исполнял обязанности врача в Землянском уездном училище. Старший Эйхенбаум провёл здесь четыре года. Судя по воспоминаниям А. Рыбаковой (её брат Владимир Лимбах был одноклассником Бориса), Михаил Яковлевич жил в Землянске один, жена и сыновья приезжали к нему из Воронежа на лето. В последующем М. Я. Эйхенбаум служил врачом на разных железнодорожных станциях ЮВЖД. Надежда Дормидонтовна с сентября 1894 г. до ноября 1910 г. работала врачом и одновременно преподавателем гигиены в Мариинской женской гимназии, а также занималась частной практикой, специализируясь на женских болезнях.
    В 1897 г. Борис Эйхенбаум поступил в Воронежскую губернскую гимназию (с 1904 г. – 1-я мужская гимназия), которую окончил в 1905 г. (её здание сохранилось и поныне) с золотой медалью. Из одноклассников он дружил с сыном управляющего аптекой при губернской земской больнице Владимиром Владимировичем Лимбахом (1887–1922), впоследствии директором Воронежского коммерческого училища и Александром Ипполитовичем Ходским (1886–1939), сыном присяжного поверенного. Борис Эйхенбаум благожелательно отзывался о преподавателях математики и физики Евгении Каэтановиче Жижневском, немецкого языка Якове Христиановиче Мейере. Ещё на гимназической скамье он увлекался И. Тургеневым, А. Писаревым. Одновременно с Эйхенбаумом, классом младше, в воронежской гимназии учился известный в будущем писатель Евгений Замятин (1884–1937), ставший классиком русской литературы, с которым Б. Эйхенбаум в 1920-е годы был близко знаком. 
Эйхенбаумы своего дома в Воронеже не имели и снимали квартиры в разных местах города. В гимназию Борис ходил по Большой Дворянской, поскольку первоначально         Эйхенбаумы жили в доме Богданова на Большой Богоявленской (ныне ул. 25 Октября). С 1899 по 1907 гг. семья квартировала в доме художника М. И. Пономарёва (усадьба размещалась на углу Воскресенской и Мещанской улиц (ныне ул. Орджоникидзе и Володарского). Позднее родители Б. М. Эйхенбаума переехали на ул. Петропавловскую (современная ул. Цюрупы) в дом Мачинской. Помимо здания гимназии (пр. Революции, 19) и здания театра (пр. Революции, 55), в Воронеже сохранилось ещё несколько строений, связанных с памятью о Б. М. Эйхенбауме: дом, где жил В. Г. Ростропович, у которого бывал гимназист Эйхенбаум (ул. Пятницкого, 54) и дом, где обитало семейство врача С. В. Мартынова (ул. К. Маркса, 55), с членами которого был знаком Эйхенбаум.  

     
 1-я мужская гимназия  Зимний городской театр  Дом, где бывал Б. Эйхенбаум у
В. Г. Ростроповича


      В Воронеже, он провёл 17 лет. Борис Эйхенбаум отразил этот период своей жизни в воспоминаниях «Мой временник» (1929) в разделе «Словесность» (По мостам и проспектам: из автобиографии).
    На склоне лет воспоминания Эйхенбаума о Воронеже приобрели ностальгический характер. В его памяти запечатлелись Чернавский мост, река, Архиерейская роща, где любили отдыхать летом горожане, станция Графская – здесь летом в лесу он гулял с отцом. Запомнилось красное здание городского театра, где шли хорошие спектакли и часто гастролировали прославленные артисты, устраивались прекрасные музыкальные концерты. Эйхенбаум был на спектакле по пьесе Зудермана «Родина» (18.03.1903) во время гастролей В. Комиссаржевской в городском зимнем театре и актриса произвела очень сильное впечатление на него своей выразительной игрой. Он также находился под сильным впечатлением от исполненных произведений П. И. Чайковского на лекции-концерте в зале Дворянского собрания 21 декабря 1903 г. «...Я очень любил и театр, и музыку...», вспоминал Б. Эйхенбаум, «...если бы на свете была только одна музыка, то и тогда стоило бы жить». В гимназии его учителем по фортепиано был Витольд Ганнибалович Ростропович, дед известного виолончелиста Мстислава Ростроповича. Свои занятия Борис Эйхенбаум продолжал у него дома. Он солировал в гимназических концертах, играл в трио совместно со своим учителем. 
    Влияние родителей на решения и поступки юного Бориса было велико, поэтому после окончания гимназии он поехал к старшему брату Всеволоду в Петербург и поступил в 1905 г. в Военно-медицинскую академию. 
    Связь с Воронежем Эйхенбаум поддерживал, пока были живы родители. Борис Михайлович приезжал на похороны отца из Петербурга в феврале 1917 г. и провёл в Воронеже не менее 10 дней. Больше в Воронеже он не бывал. Родители похоронены на Чугуновском кладбище. 
    В 1907 г., студентом-второкурсником Военно-медицинской академии, Борис Михайлович написал свою первую статью «Пушкин-поэт и бунт 1825 года (Опыт психологического исследования)». К этому времени он пришёл к осознанию, что его истинным призванием было изучение литературы. В 1908 г. Эйхенбаум перешёл на историко-филологический факультет Петербургского университета, который окончил в 1912 г. В 1909 г. оставил профессиональные занятия музыкой, чтобы полностью посвятить своё время филологии.
    В 1914 г. был оставлен при университете на кафедре русского языка и словесности, а в 1918 г. начал там преподавательскую деятельность. После окончания университета Эйхенбаум быстро обрёл известность как талантливый критик. Он печатался во многих изданиях, вёл обозрение иностранной беллетристики в газете «Русская молва», был хорошо знаком с представителями всех крупных литературных течений Серебряного века. О его переводах высоко отзывался Блок. Начиная с первых заметок Эйхенбаума о Л. Н. Толстом (1913) и М. Ю. Лермонтове (1915), оба этих писателя почти полвека неизменно оставались центральной темой его неутомимых разысканий и основополагающих трудов. В 1911 г. Эйхенбаум женился на Раисе Борисовне Брауде (1890–1946), дочери купца второй гильдии. У них было трое детей: Ольга (1912–1999), Виктор (1914–1919) и Дмитрий (1922–1943).
    За время, прошедшее между 1917 и 1930 гг. вся Россия, и вместе с ней Эйхенбаум, пережили огромные перемены. Пока страна проходила через революцию, Гражданскую войну, НЭП и подъём сталинизма, он становился зрелым литературным критиком и учёным. В 1918 г. учёный вступил в организацию русских формалистов – ОПОЯЗ (Общество изучения поэтического языка), существовавшую в 1916–1925 гг. С 1918 г. в работах Эйхенбаума подлинной сутью становятся конкретные проблемы поэтики. Поворот к «конкретной филологии» открыл возможности дальнейшей плодотворной научной деятельности, к первому периоду которой относятся труды по поэтике – книга о мелодике русского стиха, классическая формалистская работа «Как сделана «Шинель» Гоголя» (1919). Одновременно выходят исследования, посвящённые молодому Л. Толстому (первая книга трилогии о Толстом), Ю. Лермонтову, А. Ахматовой. Эйхенбаум восхищался Ахматовой, и это была его единственная книга о современном писателе – «Анна Ахматова: Опыт анализа» (Петербург, 1923). 
    За одно десятилетие (1922–1931 гг.), помимо разнообразных статей и рецензий, он выпустил девять книг. Смелые статьи и выступления 1920-х гг. не остались незамеченными. Казалось, его труды радикально изменяют облик науки о литературе. Как видный представитель русской формальной школы в литературоведении, наряду с В. Шкловским, Ю. Тыняновым, Р. Якобсоном, он много выступал с лекциями о формальном методе, главным образом в Ленинграде, но также и в Москве. Формализм предполагал разработку системы стилистических и композиционных приёмов писателя, являясь определённой ступенью анализа художественного слова. В полемике о формальном методе Эйхенбаум отстаивал научную ценность исследований, независимых от идеологических установок. Новизна теоретических представлений Эйхенбаума сочеталась с его художественно-творческой практикой. Эйхенбаум убеждал не теоретизировать по каждому поводу, а работать над материалом. Однако в 1930-е гг. течение подверглось разгрому, а сам термин «формалист» превратился в бранное клише и этот ярлык могли навесить на любого автора, недостаточно рьяно выражающего свою преданность партии.  
    В 1920–1931 гг. все основные идеи Эйхенбаума проходили первоначальную апробацию в стенах Государственного института истории искусств в Ленинграде в виде научных докладов, специальных семинариев, лекционных курсов, его научная и педагогическая деятельность тесно переплетались между собой. Эйхенбаум одновременно состоял профессором Ленинградского университета. 
    В это время Эйхенбаум выдвигает концепцию «литературного быта», направленную на изучение историко-литературных явлений. Написанные в этом ключе, по-новому использующие биографический материал, книги и статьи о Толстом, Лермонтове, Некрасове и др., составляют второй период развития Эйхенбаума как учёного. 
    Особенно велики заслуги Б. М. Эйхенбаума в издании русских классиков. В 1934 г. Эйхенбаум был приглашён в Институт литературы АН СССР, где являлся председателем Лермонтовской комиссии, а также одним из редакторов «Истории литературы». В 1936 г. Б. М. Эйхенбауму была присуждена степень доктора литературоведения без защиты диссертации, за выдающиеся работы в области русской литературы и текстологии.
    Война застала семью Эйхенбаума в Ленинграде. В марте 1942 г. вместе с университетом они были эвакуированы в Саратов, а в 1944 г. вернулись в Ленинград.
    После войны Борис Михайлович продолжил работу над книгами о Толстом, видя в этом труде «спасение и лечение» от мрачных событий общественной жизни – репрессий, травли Анны Ахматовой и Михаила Зощенко, «борьбы с космополитами» и других печальных событий того времени. В 1949 г. Эйхенбаум сам оказался жертвой «борьбы с космополитизмом». 5 апреля 1949 г. на заседании учёного совета филологического факультета Ленинградского государственного университета состоялась «проработка» профессоров Б. М. Эйхенбаума, В. М. Жирмунского, М. К. Азадовского, за которой последовало увольнение. Осенью того же года Эйхенбаум подвергся резким нападкам в прессе, в том числе со стороны А. Фадеева и А. Дементьева.
    Изгнанный также из ИРЛИ (Пушкинский Дом), Эйхенбаум потерял всякую возможность печататься, и в своём дневнике писал: «Литературоведческого языка нет, потому что научной мысли в этой области нет – она прекратила течение своё (как нет и литературы в прежнем смысле – романтизм, реализм и пр.)». 
    Труды Эйхенбаума почти не издавались вплоть до смерти Сталина. В сентябре 1953 г. его восстановили в университете, но преподавательской деятельностью Борис Михайлович уже практически не занимался. В 1956 г. Эйхенбаум возвращается в Пушкинский Дом, и для учёного началась новая фаза научной деятельности. Он готовит новый труд о Лермонтове. 
    24 ноября 1959 г. в Ленинградском доме писателей шла новая пьеса Анатолия Мариенгофа, и Б. М. Эйхенбауму предложили произнести вступительное слово. Свою яркую сжатую речь оратор закончил словами: «Самое главное для докладчика вовремя кончить; на этом я умолкаю». Сошёл с эстрады, занял в первом ряду своё место возле внучки, и пока затихали аплодисменты, умер. Борис Эйхенбаум был похоронен на Богословском кладбище в Ленинграде.
В последние годы Эйхенбаум много внимания уделял текстологической работе, являясь редактором и комментатором собраний сочинений И. Тургенева, М. Салтыкова-Щедрина, Ю. Лермонтова, Н. Некрасова, Л. Толстого. Диапазон научных интересов исследователя поистине огромен: теория литературы, история русской литературы XVIII–XX вв., театральная критика, история зарубежной литературы, русское стихосложение, история кино. В том или ином объёме Эйхенбаум написал почти обо всех больших русских писателях XIX в.
 
 Книги Б. М. Эйхенбаума
    Им были написаны книги: Мелодика русского лирического стиха (1922); Молодой Толстой (1922); Лермонтов. Опыт историко-литературной оценки (1924); Сквозь литературу (1924); Лесков и современная проза (1925); Лев Толстой: пятидесятые годы (1928); Лев Толстой: шестидесятые годы (1931); Лев Толстой: семидесятые годы (1940) и др. После смерти Эйхенбаума почти все его основные труды были переизданы. 
    Столетие со дня рождения учёного было отмечено научной конференцией, которая прошла в Ленинградском университете, Пушкинском Доме и Ленинградском доме литераторов. К 100-летию Б. Эйхенбаума было также приурочено 83-е заседание кружка «Воронежский библиофил» в научной библиотеке Воронежского государственного университета. 
    Его дочь, Ольга Борисовна Апраксина посвятила свою жизнь изданию и популяризации трудов отца. Часть архива Б. М. Эйхенбума она передала в Воронежский государственный архив (ГАВО). С 1972 г. О. Б. Апраксина жила в Москве у дочери Лизы, которая была замужем за актёром О. Далем. 
    Рассказывая о судьбе Б. М. Эйхенбаума нельзя не упомянуть о его старшем брате Всеволоде. Юрист по образованию, Всеволод Эйхенбаум (1882–1945) был активным членом партии эсеров. В 1914 г. вступил в партию анархистов-синдикалистов. К своей фамилии В. М. Эйхенбаум он прибавил псевдоним Волин. Всеволод воевал на полях сражений Гражданской войны. Был ближайшим сподвижником Нестора Махно и одним из главных идеологов махновского движения. В Париже стал редактором, а также автором предисловия и примечаний к двум томам книг Махно. Во время Второй Мировой войны во Франции участвовал в подпольных группах Сопротивления. В 1943 г. его сын, Игорь Эйхенбаум сражался в составе эскадрильи «Нормандия – Неман». 
    Оба брата, Всеволод и Борис Эйхенбаумы, приобрели мировую известность.
    Имя Б. М. Эйхенбаума помнят и знают в Воронеже. С 1996 г. в Воронежском педагогическом университете проводятся Эйхенбаумовские чтения. 30 мая 2012 г. в Воронеже открыли мемориальную доску, посвящённую известному литературоведу. Мемориальная доска установлена на фасаде здания Воронежского государственного университета инженерных технологий (пр. Революции, 19), где ранее располагалась 1-я мужская гимназия, и в ней с 1897 по 1905 год учился Борис Эйхенбаум.

Литература

• Эйхенбаум Б. М. Письма к брату Всеволоду (1902–1903) / предисл., публ. и примеч. А. Н. Акиньшина, О. Г. Ласунского // Филологические записки: вестник литературоведения и языкознания. – Воронеж, 1997. – Вып. 8. – С. 191–230.
• Эйхенбаум Б. М. Дневник. 1924 / публ. и примеч. А. С. Крюкова // Филологические записки: вестник литературоведения и языкознания. – Воронеж, 1998. – Вып. 10. – С. 207–224 ; Вып. 11. – С. 207–220.
• Эйхенбаум Б. М. Мой временник; Маршрут в бессмертие / Б. М. Эйхенбаум. – Москва : Аграф, 2001. – 384 с. – (Символы времени).
***
• Бялый Г. Б. М. Эйхенбаум – историк литературы // Звезда. – Ленинград, 1986. – № 10. – С. 195–201.
• Ласунский О. Город для всей жизни : Б. М. Эйхенбаум в документах и письмах // Подьём. – Воронеж, 1986. – № 9. – С. 125–129.
• Чудакова М. Страницы научной биографии Б. М. Эйхенбаума / М. Чудакова, Е. Тоддес // Вопросы литературы. – Москва, 1987. – № 1. – С. 128–162.
• Эрлих В. Русский формализм: история и теория / В. Эрлих ; пер. с англ. А. В. Глебовской. – Санкт-Петербург : Академический проект, 1996. – 352 с.
• Страницы дневника : материалы к биографии Б. М. Эйхенбаума / предисл., публ. и примеч. А. С. Крюкова // Филологические записки: вестник литературоведения и языкознания. – Воронеж, 1997. – Вып. 8. – С. 230–251
• Материалы для библиографии Б. М. Эйхенбаума / А. С. Крюков, Л. Ю. Тычинина // Эйхенбаумовские чтения : тезисы докладов междунар. науч. конф. (Воронеж, сентябрь 1998 г.) / Воронеж. гос. пед. ун-т. – Воронеж, 1998. – С. 115–121.
• Лебедев В. И. Всего одна встреча с В. А. Эйхенбаумом // Филологические записки: вестник литературоведения и языкознания. – Воронеж, 1998. – Вып. 10. – С. 228–230.
• Кертис Дж. Борис Эйхенбаум: его семья, страна и русская литература / Дж. Кертис. – Санкт-Петербург : Академический проект, 2004. – 351 с.
• Дьяконова Н. Я. Вспоминая Б. М. Эйхенбаума // Филологические записки: вестник литературоведения и языкознания. – Воронеж, 2006. – Вып 24. – С. 245–248.
• Сафонов С. А. Б. М. Эйхенбаум : от Воронежа до Санкт-Петербурга // Эйхенбаумовские чтения – 7 / Воронеж. гос. пед. ун-т. – Воронеж , 2011. – С. 15–20.
• Орлова Е. Борис Эйхенбаум как литературный критик // Вопросы литературы. – Москва, 2012. – № 2. – С. 30–46.
• Акиньшин А. Н. Борис Михайлович Эйхенбаум в Воронеже: семейное и дружеское окружение // Известия Воронежского государственного педагогического университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2014. – № 4 (265). – С. 14–18.
• Беляев Н. С. Суд над лермонтоведом : трагические страницы в творческой биографии Б. М. Эйхенбаума // Русская литература. – Москва, 2014. – № 3. – С. 66–74.
• Крюков А. С. Десятые Эйхенбаумовские чтения // Известия Воронежского государственного педагогического университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2014. – № 4 (265). – С. 6–7.